Миниатюры про осколки

В литклубе "Поиск" задали написать что-нибудь шуточное про осколки, шуточного у меня не получилось. А получилось следующее:
***
Я стою у открытого окна, а сын вертится рядом и дергает меня за край юбки. Мальчишки из соседнего подъезда играют в последнюю снежную перестрелку. Последнюю, потому что за снегом надо бежать в затененную часть двора. Потому что снежные комки уже набухшие, ледяные и рассыпчатые. Один из них попадает в перекресток рам нашего окна и разлетается десятками градинок по подоконнику.
Осколки снежка на подоконнике влекут любопытного сына. Для него это – событие. Новое и неожиданное. Он тянется руками, собирает градинки и засовывает их в рот. Я не говорю «нельзя». Ловлю у него изо рта кусочки льда, которые он не успел проглотить. Собираю оставшиеся с подоконника и кладу в кастрюлю. Сын недовольно и нетерпеливо покрикивает – у него что-то отобрали, с этим что-то творится интересное.
Я ставлю кастрюлю на газ, беру сына на руки, и мы наблюдаем, как осколки снежка превращаются в большую каплю на дне кастрюли.
Сын смотрит во все глаза, он удивлен.
Без него я не замечаю, что вся моя жизнь состоит из чудес.
***
***
Сочини-ка шутку про осколки.
Ай-да Шатков, загнул задачку!
Ассоциаций веселых нисколько,
а неприятных - целая пачка.
Осколки разбитых вазонов и люстр,
Машин, мониторов, стекол и чашек.
Если бокалы бьются – пусть!
А все остальное вовсе не к счастью.
Разбитое сердце – тоже к слезам.
Меня же достали осколки бутылок:
Наскочишь и все – тормози, слезай,
Заклеивай камеру с тысячей дырок.
Ах, тема больная. Смешного – нисколь,
И буду писать что взбрело, что придется:
про Мишку, про детство, про страхи, про склон,
один мой герой там хотя бы смеется.
***
***

Мы с моей молочной сестрой Женькой спускались дворами к берегу. На берегу с начала весны копались эскаваторы. Нам было восемь, мы верили в страшные истории, учили в воскресной школе краеведение и знали, что здесь когда-то было кладбище. И сейчас шли искать клад. Мне почему-то казалось, что клады зарыты на кладбищах.
Для искателей клада и простых ребятишек берег представлял собой великолепное зрелище. С крутого склона только что сняли свежие пласты земли, и по всему склону из земли торчали ветки, камни. В основном камни были серые, а кое-где – бело-серые. Один такой камень белел у самой вершины склона. К нему мы и полезли, цепляясь за земляные выступы.
Камень оказался странным – из земли торчал белый полукруг, вокруг валялись кости. И у нас замерло сердце от внезапной удачи: неужели мы нашли череп? Орудуя сколотыми костями, мы приняли откапывать круглый камень. К нашей радости камень и вправду оказался черепом. Мы тут же забыли про клад, примостились на выступах склона и стали рассуждать. Это были, конечно, не рассуждения, а вопросы без ответа. Чей это череп? Женщины или ребенка? Что нам с ним делать?
Для нас череп был не просто диковиной, а сокровищем. Мы не смели и мечтать прикоснуться к настоящему символу пиратов и мертвецов. А уж стать обладателями черепа было невозможно. Его просто негде было взять.
И тут вдруг – череп, ничейный. Мы с полчаса толкались вокруг черепа, разглядывали его. Он был небольшой, грязно-белый, в общем-то страшный, но не противный. Улыбался. У него не хватало нескольких зубов.
Мы попытались поковырять в том месте, где нашли череп, чтобы отыскать остальные кости, но ничего не откопали. Полазили вдоль склона в надежде найти еще что-нибудь интересное, но ничего не нашли, кроме разбитой челюсти.
Пора было возвращаться домой. В руки ни я, ни Женька не решились взять череп. Подобрали длинную палку, и всунули ее в шейное отверстие. Подцепили череп на палку, выбрались на берег и побежали по улице, горделиво поглядывая на ошарашенный прохожих. Собак тоже привлек наш вид – они провожали нас, но близко не подбегали. Издалека лаяли на череп.
Сначала мы хотели оставить череп себе, но совесть и страх оказались посильнее желания обладать реликвией. Решили отнести его в городской музей.
Но в музей мы не успевали - надо было расходиться по домам. Никто из нас не хотел брать домой наше сокровище. Стали искать тайник. Спрятали череп под трубами за универмагом. Это место было как раз посередине между моим и Женькиным домом.
Родителям мы не сказали ничего, боялись, что будут ругать. А вот своему другу Сережке я проболталась. Он, конечно, пожелал взглянуть на череп. А потом похвастался ребятам во дворе. И теперь уже весь двор упрашивал нас показать череп. Мы с Сережкой чувствовали себя героями. Притащили череп во двор. Старшие ребята выхватили у нас палку, сбросили с нее череп, и разбили его об асфальт. Осколки усыпали дворовую дорогу, они белели на асфальте до вечера, а потом их растащили собаки.
В течение нескольких лет я боялась, что прежний хозяин черепа придет и накажет меня, Женьку и Сережку.

Что я пишу: 

Добавить комментарий